Тема недели: Туркмения без газопровода

На этой неделе в Туркменистане состоялся первый Каспийский экономический форум. На нем затрагивалась важнейшая тема — обеспечение доступа стран ЕС к туркменским газовым кладовым посредством строительства нового газопровода через Каспийское море.

Российскую Федерацию на форуме представлял премьер-министр России Дмитрий Медведев, заявивший, что все крупные проекты в регионе должны проходить тщательную и беспристрастную экологическую экспертизу с участием специалистов всех прикаспийских стран. Против нового газопровода выступил Иран, посчитавший, что новая подводная газотранспортная система может нанести серьезный ущерб экологии.

«Строительство газопровода с востока на запад Каспийского моря может нанести сильный ущерб экологии региона… Иран выступает против его строительства», — цитирует представителя Национальной иранской газовой компании Бехруза Намдари РИА Новости.

Стоит отметить, что антропогенное влияние на Каспийское море действительно несет большую угрозу, поскольку может погубить осетровые породы рыб, которыми славится водоем. Напомним, что Иран уже несколько десятилетий является ведущим производителем черной икры в мире, только в 2005 г. страна экспортировала 60 тонн этого деликатеса.

Для всех прикаспийских стран проблемы экологии Каспия могут нести серьезные социально-экономические последствия, поэтому экспертиза новых газотранспортных проектов очень важна.

Тем не менее стратегия ЕС, о которой на форуме говорил представитель Европейского союза в Центральной Азии Питер Буриан, предполагает возможность закупок туркменского газа, включая строительство Транскаспийского трубопровода.

Заметим, что для Евросоюза вопрос строительства газовой трубы от Туркменистана до Азербайджана важен потому, что в настоящее время при поддержке ЕС завершается создание «Южного газового коридора» (ЮГК).

Наполнять же ЮГК, по сути, нечем.

«Южный газовый коридор» является любимым детищем еврочиновников. Проект уже получил от Брюсселя исключение из Третьего энергетического пакета, запрещающего газодобывающим компаниям контролировать трубопроводы, по которым осуществляются поставки в ЕС. Проекту предоставлялись многочисленные кредиты европейских финансовых структур для строительства азербайджанского и турецкого участков. Общая протяженность «Южного газового коридора» должна составить более 3,5 тыс. км.

Его первый участок — Трансанатолийский газопровод (TANAP) — уже запущен Турцией в эксплуатацию в июне 2018 г. По словам президента Турции Таипа Реджепа Эрдогана, труба станет хребтом «Южного газового коридора». Акционерами проекта являются азербайджанская компания с госучастием Southern Gas Corridor, турецкие SOCAR Turkey Enerji и BOTAS, а также британская ВР.

Газопровод TANAP проходит по территории Турции — от грузинской границы на востоке до границы с Грецией на западе. Протяженность газопровода составляет 1841 км. Коммерческие поставки азербайджанского газа по TANAP начались 30 июня 2018 г. С момента ввода в эксплуатацию общий объем поставок по этому газопроводу составил 1,87 млрд куб. м.

Для экспорта голубого топлива в Европу строится еще одна часть ЮГК — Трансадриатический трубопровод (TAP) протяженностью 878 км от турецко-греческой границы до Италии. Он построен на 88%.

Участники проекта ожидают, что поставки азербайджанского газа с месторождения «Шах Дениз» в ЕС начнутся в 2020 г. Однако, как неоднократно отмечали отраслевые эксперты, у Азербайджана не так много газа, чтобы обеспечивать им Евросоюз. Более того, ему самому не хватает топлива в период пиковых нагрузок.

По долгосрочным контрактам Азербайджан должен поставлять газ в Грузию и Турцию. Внутреннее потребление страны оценивается в 10–11 млрд куб. м в год. При этом для обеспечения собственных потребностей и выполнения обязательств перед другими странами Баку импортирует иранский газ для обеспечения Нахичеванской области, отделенной от основной части Азербайджана территорией Армении. Азербайджан также покупает туркменское голубое топливо, поставки осуществляются через иранскую ГТС. Кроме того, до конца 2018 г. Баку приобретал сырье и у российского «Газпрома».

Поэтому очевидно, что европейский проект «Южного газового коридора» изначально не был рассчитан на азербайджанский газ. Европейских инвесторов явно интересовали ресурсы Ирана и Туркменистана.

Однако в нынешней политической ситуации, из-за обострения противоречий между Вашингтоном и Тегераном, Брюсселю предпочтительнее получать именно туркменский газ, который бы вошел в ЮГК по Транскаспийскому газопроводу.

Вместе с тем без согласия Ирана осуществить этот проект не представляется возможным. Вместо строительства нового подводного газопровода Тегеран предлагает использовать для поставок газа в Европу уже существующую иранскую инфраструктуру.

Заметим, что Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, подписанная пятью государствами 12 августа 2018 г., предполагает, что прокладка трубопроводов по дну Каспийского моря может быть заблокирована, если против этого возражает любая из прикаспийских стран.

«Дело в том, что в „трубопроводной“, назовем ее так, статье конвенции говорится, что стороны могут прокладывать магистральные трубопроводы при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в договорах, участницами которых они являются, в том числе Рамочной конвенции о защите морской среды Каспийского моря (вступившей в силу 12 августа 2007 г. — прим. „НиК“) и соответствующих протоколов к ней», — цитирует слова посла по особым поручениям Министерства иностранных дел РФ Игоря Братчикова издание Teknoblog.ru.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов сообщил «НиК», что для прокладки газопровода есть еще ряд препятствий, которые остались и после принятия конвенции.

«Все вопросы по разграничению акватории Каспийского моря были сняты между Казахстаном, Россией и Азербайджаном. Азербайджан, Иран и Туркмения еще не договорились по этому вопросу.

После подписания конвенции территориальные споры прикаспийских государств не исчезли, и говорить о том, что скоро может начаться строительство Транскаспийского газопровода, нельзя. Поэтому идея транспортировки туркменского газа в ЕС продолжает существовать только на уровне рассуждений, как это и было еще 20 лет назад», — заявил эксперт.

Он отметил, что туркменский газ поставлялся в Иран в объеме до 10 млрд куб. м. Однако, чтобы эти поставки смогли прийти хотя бы в Турцию, необходима значительная модернизация этой ГТС.

«Иран, конечно, заинтересован в инвестициях в собственную газотранспортную систему и транзитных платежах. Но сейчас страна под американскими санкциями и никто не решится осуществлять этот проект», — пояснил Правосудов.

В этой ситуации спасать ЮГК, видимо, придется российскому «Газпрому».

К декабрю 2019 г. будет готов российский проект «Турецкий поток», который может предоставить «Южному газовому коридору» необходимые объемы газа. Скорее всего, в Брюсселе это хорошо понимают, тем не менее продолжая заявлять о необходимости энергетической независимости от России.

Екатерина Вадимова

’!