«Колл-опцион Трампа» призван расшатать рынок

По мнению американского нефтяного экономиста Филипа Верледжера, «колл-опцион Трампа» (словесные интервенции президента США) является самой большой угрозой нефтяному рынку. «НиК» решил выяснить, в чем заключается угроза, почему рынок так бурно реагирует на твиты Дональда Трампа и насколько это явление может быть долгосрочным.

Twitter в зоне внимания

Ни один президент со времен нефтяного эмбарго арабских стран 1973 г., когда президентом США был Ричард Никсон, не уделял столько внимания мировым нефтяным котировкам, как Трамп.

Кайл Дэвис, советник юридической фирмы Capital Legal Services и американский эксперт в области международного права, отмечает, что рынок реагирует как на заинтересованность президента США в сохранении приемлемого для США уровня цен на нефть, так и на его готовность принимать на себя серьезные политические риски для достижения этой цели. Многие считают, что Трамп решил поддержать саудовского принца после убийства журналиста в саудовском посольстве в Стамбуле именно для того, чтобы сохранить отношения с Саудовской Аравией и возможность влиять на мировые нефтяные котировки через саудитов.

Как отмечает эксперт, Трамп открыл новые блоки в США для разведки запасов нефти вопреки протестам борцов за окружающую среду. Вызвав небывалую волну критики в свой адрес, Трамп вышел из Парижского соглашения о климате отчасти потому, что, по его мнению, оно мешало становлению США как энергетической державы.

Сейчас твиты Трампа оказывают на рынок очень серьезное влияние, тогда как, например, на новость о возможном продлении сделки ОПЕК+ до конца 2019 г. особой реакции не последовало.

«Заявления ОПЕК влияют на рынок, но в меньшей степени, поскольку в основном предсказуемы, интересы стран-экспортеров понятны всем. Страны ОПЕК заинтересованы в стабильном рынке с умеренно высокими ценами на нефть. Для стран, входящих в ОПЕК, а также России поступления от экспорта нефти — основная статья доходов государства. В отличие от них, для США, где экспорт нефти был запрещен до 2016 г., доходы от нефти — это сливки», — говорит Дэвис.

Манипулируя стоимостью своей валюты, продолжает эксперт, США легко могут манипулировать ценами на нефть — все сорта котируются в долларах. Это рычаг воздействия на рынок, о котором ОПЕК может только мечтать.

По мнению Евгения Удилова, аналитика Института трейдинга и инвестиций «Феникс», успех попыток Трампа влиять на нефтяной рынок твитами весьма сомнителен. Безусловно, краткосрочный эффект так называемые «колл-опционы» имеют, но задать устойчивую тенденцию таким образом не удается.

Суть игры

Между тем Верледжер также считает, что «колл-опцион Трампа» создает антипузырь низких цен и что в конечном счете он взорвется — цены на нефть вырастут.

«Рынки склонны корректироваться, вопрос в том, сколько «спящей нефти» находится на консервации в США… В ожидании более высоких цен небольшую группу сланцевых скважин в солнечном Техасе законсервировать намного проще, чем остановить производство нефти на месторождении, вокруг которого огромный производственный комплекс и моногород.

Гибкость сланцевого метода в США может служить естественным потолком для роста цен на нефть»,

— комментирует Дэвис мнение американского нефтяного экономиста.

Ирина Ланис, трейдер-аналитик компании «ФинИст», отмечает, что в последнее время волатильность на нефтяном рынке действительно создают «твиттерные интервенции» Трампа. Но если посмотреть глубже, можно увидеть несколько факторов, к которым готовится эта подложка в виде пузыря низких нефтяных котировок.

Ланис напомнила, что на встрече министров стран ОПЕК и ОПЕК+ в Вене 17-18 апреля запланировано обсуждение нового проекта хартии нефтяного альянса. Ее основная цель — формирование глобальной энергетической политики, направленной на поддержание долгосрочного использования нефти и всемирного энергетического баланса.

Возможно, альянс и будет логическим продолжением ОПЕК, устранив дестабилизацию цен, которая наблюдается в последние годы на нефтяном рынке. Но насколько это выгодно США?

Ланис отмечает, что Америка намерена стать чистым экспортером нефти к 2021 г. США уже в 2018 г. превзошли Россию и Саудовскую Аравию по нефтедобыче, которая на данный момент находится на уровне 12 млн б/с.

«Дестабилизирующие действия в отношении нефтяного рынка приводят к снижению стоимости в большей степени цен на Brent. После недавнего заявления в Twitter Трампа о том, что «нефтяные цены поднимаются слишком высоко», котировки этой нефти опустились на $3, в то время как сланцевая WTI снизилась всего на $1,8. Согласитесь, большой разрыв»,

— говорит Ланис.

По мнению эксперта, действия Трампа по снижению стоимости Brent помогают набрать больший коэффициент рентабельности для выхода на более серьезные масштабы экспорта WTI. Не в этом ли смысл игры? К тому же на рынке бытует мнение, что на самом деле Трамп заинтересован в дорогой нефти.

Дэвис обращает внимание, что 15 лет назад, когда США зависели от импорта нефти, а производство нефти в стране было около 50% сегодняшнего уровня, для американской экономики высокие цены на нефть были исключительно сдерживающим фактором в отношении экономического роста в целом.

«Но нефтяной сектор США растет очень быстро, и, если цены вдруг вырастут при Трампе, он, без сомнения, попытается выкрутить ситуацию таким образом, что высокие цены на нефть — это на самом деле благо для США», — убежден эксперт.

Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра», дополняет, что более низкие цены на нефть хороши для США, но не всегда хороши для регионов Америки, поддерживающих Трампа. Это связано с тем, что за последние 10 лет сланцевая революция превратила некоторые области страны в крупных производителей нефти; их местная экономика растет и падает вместе с ценой на нефть. Таким образом, более дешевая нефть может быть выгодна потребителям США, но не работникам производственного и энергетического сектора.

Удилов дополняет, что американские производители не заинтересованы в дальнейшем снижении цен. Добыча нефти в США достигла рекордных объемов, но поддерживать их день ото дня становится все сложнее в связи со спецификой технологического процесса добычи сланцевой нефти. Для сохранения и наращивания объемов добычи требуется бурение новых скважин и инвестиции. А инвесторы вряд ли будут охотно вкладываться, если нефть будет ниже $60.

Шаткое состояние нефтяной отрасли США подтверждает и статистика. В 2019 г. предполагаемый объем инвестиций в разработку новых месторождений сократится на 15-20%, а число действующих буровых установок уже несколько месяцев демонстрирует негативную динамику. По последним данным, их 834.

«Влияние «колл-опционов» Трампа снижается, инвесторы начинают к ним привыкать.

Вместе с тем не стоит забывать, что доля сделок с реальной нефтью на глобальном рынке не превышает 5% общего объема торговых операций, поэтому настроения инвесторов очень важны, а котировки, отражающие нефтяные цены, нередко имеют субъективный характер, идя вразрез с фундаментальными факторами вроде сделки ОПЕК+»,

— говорит Удилов.

По его словам, можно предположить, что «колл-опционы» Трампа имеют цель не столько снизить нефтяные цены, сколько расшатать рынок, выведя с него отдельных игроков и повысив уровень политического влияния США. В настоящее время нефтяной рынок превращается в арену противостояния между ведущими производителями черного золота, где главными оппонентами США являются страны ОПЕК+.

Реорганизация ОПЕК — угроза для США

Тем временем в ОПЕК обсуждается реорганизация, в рамках которой Россия может стать полноправным членом нефтяного картеля, тогда как с момента создания лидером ОПЕК де-факто всегда считалась лояльная США Саудовская Аравия.

«Будет интересно, как динамика власти может меняться, если Россия вступит в организацию. Трудно представить, что Россия согласится с сохранением статус-кво. Если после вступления России последует борьба за лидерство между россиянами и саудитами, это ослабит ОПЕК. Если Россия начнет вводить свои порядки в ОПЕК, это станет рычагом геополитического влияния для РФ. Но вряд ли это соответствует планам саудитов», — отмечает Дэвис.

По мнению Дениса Лисицына, руководителя департамента управления активами компании «ERARIUM Group», Россия по праву может занять лидирующую позицию в ОПЕК в содружестве с Венесуэлой и Саудовской Аравией. И тем самым удерживать высокие цены на нефть на мировом рынке. А США, в свою очередь, не смогут применять ко всем странам ОПЕК+ санкции и при этом желать низких цен на нефть, ведь тогда дефицит нефти на мировом рынке покрыть будет нечем.

«Есть вероятность, что Россия станет полноправным членом картеля, и американцы явно не заинтересованы в этом.

Объединение крупнейших производителей нефти значительно снизит влиятельность США на рынке. Как раз это, скорее всего, и вызвало заявления о возможном принятии законопроекта NOPEC, направленного против стран — участниц ОПЕК.

Но ввиду высоких рисков для США, в том числе политического характера, вероятность принятия закона невелика», — говорит Удилов.

По мнению Девиса, само существование и деятельность ОПЕК Трампа не особо раздражают. Напротив, пока у него сохраняются отличные отношения с Саудовской Аравией, деятельность картеля только усиливает его влияние на энергетических рынках.

Гасанов отмечает, что прошлые лидеры США выступали против NOPEC. Вероятность его успеха сейчас, возможно, возросла в результате того, что сокращение добычи странами ОПЕК, включая Россию, ускорит рост цен на нефть. При этом глобальный нефтяной рынок все еще формируется ОПЕК, но ключевыми странами в формировании нефтяных цен являются Россия, Саудовская Аравия и США. Данные страны играют более существенную роль по сравнению с политикой ОПЕК.

«Стоит учитывать, что пока Россия не входит в состав ОПЕК, так же как и США. А вот Саудовская Аравия имеет почти $1 трлн инвестиций в США — принятие NOPEC грозит потерей этих денег. Поэтому саудиты всячески лоббируют непринятие этого закона», — заключил эксперт.

Мария Ромашкина

’!